Форум » Вильнюс в живописи » Стихи о Вильнюсе » Ответить

Стихи о Вильнюсе

странник: Евгений РЕЙН Балкон: ВИЛЬНА Все сменилось - и карта, и флаг, и вывеска, но, спросонья глянув в распахнутое окно, ты вполне утешаешься, в окружной панораме выискав те же шпили и купол, прибавленный к ним заодно. Казимир, Иоанн, Михаил, Кафедральный - вполне достаточно, чтоб отпущенных лет свысока не считать ни во что, и рукою махнув на "потеряно" и на "растрачено", различить благодушно всей жизни своей решето. Слава Богу, вот здесь, в этой комнате то же художество, недочитанный Пруст и дотла прогоревший камин, значит, время все терпит, и ты все готовишься рассказать, как попало, то, что знаешь на свете один. День пройдет сам собой, непременно коварно нашептывая: "Ничего, ничего, что ты маешься? Все впереди. Неужели не знаешь, до чего эта доля почетная? Время терпит, и ты погоди!..." * * * Прогуливаясь от Михаила до Анны, обходя костелы, кафе, пивные, припоминаешь и - постоянно - что-то еще, времена иные. То ли какое-то обещанье, так, полушепотом, где-то, что-то, то ли несбывшееся завещанье или ошибку среди расчета, то ли какую-то женщину в светлом и молодую соперницу в "хаки", слезы в гостинице перед рассветом, Овна и Деву - их зодиаки. Но до того это тяжко и смутно и до того не ложится в строку, что повторяешь ежеминутно: "Что же? Неужто? И слава Богу!" * * * Пранасу Моркусу Я был здесь лучше, был здесь, кажется, моложе - чужие города свидетельствуют строже. Поймавши небо в перископ костела, хотел бы я узнать: "За что же, Боже?" Идиотичность этого вопроса не так проста, как нынешняя проза, и кроме этого - я вопрошаю нечто похитроумнее, чем Кант или Спиноза. Еще не стерлись на проспекте плиты, и царствуют в июле те же липы, на паперти смиренно ждут валюты умеренные те же инвалиды. Вот стало облако шатром над головою, и, словно пред отметкой нулевою, я здесь стою один и повторяю: "Один, один, а как же эти двое?" Сбежали, точно призраки, как дети. Две-три минуты - и они на новом свете. Теперь вот дожидайся - вдруг вернутся, когда имеют что-то на примете. И ты, товарищ в куртке домотканой, ты нить прядешь, как шелкопряд непарный; ты что-то знаешь, но молчишь, и остается гадать, как по картинке календарной. Рассеян год. Но ведь осталось что-то. Нужны повадка и удача звездочета, чтобы узнать, когда опять планеты сойдутся и составят круг почета. И мы с тобой опишем половину дуги и заберемся на плотину - запруду времени, и взглядом повстречаем тех, кто навстречу нам спешит из карантина. Стихотворения М.: РИК Русанова, 1998. Обложка Юлии Завальной. ISBN 5-87414-114-6 128 с. (Книжная серия Журнала поэзии "Арион") Copyright © 1999 Рейн Евгений Борисович Публикация в Интернете © 1999 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго E-mail: info@vavilon.ru

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Olga: Уважаемый Геннадий, я написала Вам в Л.С. Войдите под ником и прочитайте, пожалуйста.

tadukb: Юрий Кобрин. 1985 г. Вильнюс. Здесь мёд-медус.Санскрит летуч ! Гортань в предчувствии немеет,- три имени летят из туч: Марина,Анна,Саломея. Переливаются слова, в славянский стих вплетясь узором, здесь князь татарский воровал литовок узкоглазым взором. Здесь мальчик плакал крепостной, ему земля казалась адом. Здесь пел над быстрою водой друг Александра юный Адам. Здесь пот и пепел,пот людской впитались в вековой булыжник... И этот город над рекой мне с каждым годом сердцу ближе. Приобретение его и скорбные его утраты суть составляют естество, рождающееся стократно. Здесь в узких улочках живёт неизъяснимое пространство... Я им дышу из года в год при возвращении из странствий. Здесь я стихи перевожу, стихи с литовского на русский, и каждым словом дорожу, двойную чевствую нагрузку. Здесь сын рождён,здесь мой отец пророс травой такой зелёной... Здесь целовался,наконец, сто лет назад под старым клёном. Здесь никогда не одарю друзей лукавостью чертовской, когда негромко говорю: "Я -русский сын земли литовской". 1985г.

Иштар: Юрий Кобрин Вильнюс Здесь мёд-мядус.Санскрит летуч! Гортань в предчувствии немеет,- три имени летят из туч: Марина,Анна,Саломея. Переливаютя слова, в славянский стих вплетясь узором, здесь князь татарский воровал литовок узкоглазым взором. Здесь мальчик плакал крепостной, ему земля казалась адом. Здесь пел над быстрою водой друг Александра юный Адам. Здесь кровь и пепел,пот людской впитались в вековой булыжник... И этот город над рекой мне с каждым годом сердцу ближе. Приобретения его и скорбные его утраты суть составляют,естество, рождающееся стократно. Здесь в узких улочках живёт Неизъяснимое пространство... Я им дышу из года в год при возвращении из странствий. Здесь я стихи перевожу, стихи с литовского на русский, и каждым словом дорожу. двойную чувствуя нагрузку... .Здесь сын рождён,здесь мой отец пророс травой такой зелёной... Здесь целовался,наконец, сто лет назад под старым клёном. Здесь никогда не одарю друзей лукавостью чертовской, когда негромко говорю: "Я русский сын земли литовской" ...Но руту,василёк,тюльпан копытит взрызг,подобно овцам, согласная с вождём толпа: -Литва принадлежит литовцам! Литва принадлежит?Нет,мы принадлежим Литве все вместе, кто не поддался власти тьмы в своём достоинстве и чести. И,словно вещь,принадлежать она не хочет и не может... "У ней особенная стать..." Россия это знает тоже. Принадлежит Литве поляк, из Крыма правнук караима, еврей,исчезнувший в полях, и скромный гуд неутомимый. И ложкой дёгтя мёд-мядус не испоганить,не изгадить. Да не введёт Литву в искус средневековый вой исчадий... (1988-1991)


Иштар: Тамара Соколова (о мечети на Лукишках) Тёмный вечер. Тяжелыя тучи нависли… Далеко друг от друга стоят фонари. И неверен их свет… и неверны все мысли… И лишь верно одно: не уснуть до зари. Мы идём вдоль заборов, как в узко ловушке… Ни души. Ты снимаешь перчатку… вот так… И не видно луны, этой ветхой старушки, И не слышно нигде даже лая собак. Все темней и темней… но не ведаешь страха. Притаились у кладбища… глушь… тишина. Здесь мечеть мусульман прославляет Аллаха, И арабския видны чуть чуть письмена. Я забыла, что ты европеец. Сумей-ка Хоть на миг позабыть скучный города вид? Вижу вижу мечтой - на тебе тюбетейка, Вся расшитая золотом, солнцем горит. И татарския девушки смотрят смущенно На тебя… чью из них ты изменишь судьбу? Кто шептать будет имя твое изступленно, Имя - лучше всех сказок арабских: "Абу"? * * * Но лукавой мечты разрываются сети Где-ж твоя тюбетейка? Как все мы - одет… Но забыть мы не можем старинной мечети… Страж минувшаго - вспомнит о нас минарет.

Marianna: Надежда Буранова "Улицам старого Вильнюса" Таятся в каждой клеточке брусчатки Тяжелые шаги былых веков. Сегодня я оставлю отпечатки Своей души и легких каблуков. На улице прижмусь к стене спиною, Чтоб уместился город в объектив, И вдруг пойму – он был всегда со мною, Изысканный готический мотив. А отзвук щедрой пышности барокко Пленял и уводил под небеса, Когда на сердце было одиноко, И темная царила полоса. Дома и храмы, как и люди, тленны. Но этот город временем храним. Пульсируют старинных улиц вены, И в сердце радость от свиданья с ним.

Marianna: Сергей Нальянч Вильно Ты - в венке тенистых темно-синих гор, В голубых монистах сказочных озер И в запястьях хвойных, где бегут ручьи В лоно вод спокойных плавной Вилии. На проспектах гулких, средь людской волны, В тихих переулках славной старины - Всюду так обильно расточаешь ты, Вильно, Вильно, Вильно, чары красоты. У тебя в апреле нежен небосвод, Ярче акварелей блеск озерных вод. Где прозрачней вёсны, краше листопад, Где стройнее сосны и пышней закат? Ты глядишь далеко в облачную синь Вековым барокко башен и святынь И с дороги пыльной наших бурных лет, Вильно, Вильно, Вильно, шлешь векам привет. Если же чужбина вдруг в недобрый час Город Гедимина отдалит от нас, Мы с тоской всегдашней будем вспоминать Замковую башню и речную гладь. Звонче с каждым годом о тебе поют. Ты пяти народам свой даешь приют, И с тобой так сильно всюду, без конца, Вильно, Вильно, Вильно, бьются их сердца. Рукописный отдел библиотеки Института литовского фольклора и литературы (РО ИЛФЛ), F 13-3832. P. 2 (фонд Л. Гиры).

alextamarin: * * * Литовский князь слыл звероловом. Однажды он в лесу сосновом Заночевал после охоты, И снится Гедимину вот что: Будто на горке, за рекою Железный волк стоит и воет… Проснувшись следующим утром, Князь, не теряя ни минуты, Лиздейку вызвать повелел. -Вопрос тебе задать хотел: Мне растолкуй без промедленья, Что означает сновиденье? -О, властелин, сей вещий сон, Великим смыслом наполнён: Коней своих быстрей седлай И возвращайся, князь, в Тракай. Там собери свою дружину И обустройся здесь, в долине, Построишь замок наверху На устрашение врагу И город, чтобы укрепиться. Перенесешь сюда столицу, А для начала руби лес Для первой улицы Pilies, Потом еще протопчем тропы По направлению к Европе, И это будет первый шлюз По пути в Евросоюз. (Продолжение следует…)

Tropinka: Казимир ФРАНЦУЗОВИЧ Гора Гедимина (Из картин г. Вильно) Ты знаешь гору Гедимина, Откуда с башни чудный вид На даль лесов, и стен руина На город сумрачно глядит? Шумят леса у той руины, Как стража вкруг палат царя... Взор манят чудные картины, Нам о минувшем говоря. Развалин вид унылый, страшный Видали эти стены кровь И виселицы возле башни И многих юных пар любовь. Леса задумчивы и стильно Печален вид тех гор окрест... А белокаменное Вильно — Пальмира этих диких мест. Ты знаешь гору Гедимина, Откуда с башни чудный вид На даль лесов, и стен руина На город сумрачно глядит?

Dora: странник пишет: Расстоянья таковы, что здесь могли бы жить гермафродиты. Обожаю эти стихи Бродского, но никак не могу понятъ эту фразу. Может Бродский гермафродитов с карликами перепутал?

странник: Светлой памяти Юстинаса Марцинкявичюса На шее у лета рябинные гроздья... Перевод с литовского Георгия Ефремова Над историей 1. Гедимин: "Nostra Vilna"1 Валун привалить к валуну бревно уложить на бревно кирпич сцепить с кирпичом и уже получится Вильнюс? Замкнуть ворота поставить стражу на кол воздеть разбойную голову и это еще не Вильнюс? Надо еще развести огонь и следить чтоб его не задули восходные и закатные ветры а когда вы вы и вы рука в руке и плечо к плечу убережете огонь от чужих и своих злодеев тогда уж и я смогу во все стороны света выкрикнуть на латыни: NOSTRA VILNA! и главное чтобы родился Вильнюс надо еще пригрезить воющего железного волка и проснувшись его не прикончить 4. Вильнюс город с утра такой молодой и за голубем рвется ввысь в столетней грязи блестит золотой и ты проснись проявись башней брусчаткой окном стеной суматохой дневной меню приклеенным у пивной прощением и виной где три креста на горе на горбу и кремниста стезя и нельзя поднять такую судьбу и без нее нельзя и бережем ее пуще оков от нежелезных волков источник :http://magazines.russ.ru/druzhba/1999/3/marc.html

Aquamarine: Zofia Zdanowicz Pod wileńskim niebem Wiem, że nie tworzę arcydzieła, lecz mi bardzo pilno, Tym, którzy nigdy nie widzieli, zbliżyć moje Wilno. Jakże chciałabym otoczyć to miasto złotym murem I zaprosić wszystkie słowiki, by śpiewały chórem Drogi turysto! Jeżeli masz tylko zdrowe nogi I trochę ochoty - zapraszam ciebie w Wilna progi. Jeżeli nie znacie Wilna, to tego nie wiecie, Że to jest najbardziej urocze miasto na świecie. A więc jakiemiż ja dzisiaj mam przemawiać słowy, Aby cię godnie sławić grodzie Giedyminowy? Tysiące krzyży błyska, gdy wstają ranne zorze, I tyle dzwonów śpiewnie bije o porannej porze. Wilno moje, coś wyrosło pośród wzgórz w dolinie, Przez którą błękitna Wilia i Wilenka płynie. Białe miasto! Jakżeś malowniczo umieszczone! Takie piękne, w którąkolwiek byś się zwrócił stronę Otaczają cię uroku pełne okolice: Góry Ponarskie, Karolinka, Zakret i dzielnice, Jak Werki, Trynapol, Pośpieszka i Tuskulany, (Kiedyś park tam był piękny, dziś już nie zachowany). Dalej są góry Szeszkinie, Kalwaria, Wyszary I Rowy Sapieżyńskie, podziwiane bez miary, Kochali je Filareci i w święta tam bywali, Oraz słynne "majówki" tam zwykle urządzali. A dalej Wirszuppa, przez Zygmunta darowana Najdroższej Barbarze, w cenne drzewa przyodziana. Gdzie białe łabędzie pływały po Wilii toni, Oraz dzikiego zwierza podczas łowów król gonił. A teraz Popowszczyzna i prześliczne Zarzecze, Bokiem którego bystra Wilenka z góry ciecze. Wspaniałe wzgórza Belmontu i piękne Popławy, Tu słynny trakt Batorego z bitew pełnych sławy. A zaraz za Wilenką Subocz i już przed nami Bakszta znana z jamy bazyliszka przed wiekami. Stąd blisko do starej Rossy, gdzie wciąż szumią drzewa I do wtóru swe trele chór ptaków wdzięcznie śpiewa. Jakież miasto się szczyci takimi widokami, Pośród pagórków zielonych, pociętych rzekami? Gdzie jeziora zielone lub błękitne jak nieba? Aby to wszystko docenić - umieć patrzeć trzeba. Każda strona pięknem lub baśnią wędrowca zachwyci. Żadne nowoczesne miasto tym się nie poszczyci. (...) www.pogon.lt

Aquamarine: Zofia Zdanowicz List do Wilna Stąd, z tak daleka, ślę ten list Wieczystą tęsknicą gnany, Niby zerwany z drzewa liść, Ciągle przez wichry miotany. Niech przekaże cierpienie, ból Serca, co żyje daleko, Wciąż tęskniące do lasów, pól Nad Wilii błękitną rzeką. Niechaj przekaże wspomnień czar Popiołem dziś przysypanych, I naszych dusz młodzieńczych żar Podczas akcji "Ostrej Bramy". Niech wskrzesi wzloty młodych dusz Co poszły w wileńskie lasy, W blasku wiośnianych, jasnych zórz, Na straszne z wrogiem zapasy. Niech zagra pieśnią tamtych lat Wśród gałęzi wierzb płaczących, Niech nie zapomni nigdy świat O tych, wśród lasów leżących. Niech rzuci kwiat na grobach tych Którzy do końca wytrwali, Choć nie przemogli mocy złych, Na warcie Kresów zostali. www.pogon.lt

Aquamarine: Zofia Zdanowicz Tęskno mi! Ziemio moja! Jakże tęsknię do twego nieba błękitnego, Do czarnej kromki chleba razowego, Do śpiewu dzwonów o przejasnym świcie, Kiedy to w Wilnie budziło się życie. Do Wilii w mgłach srebrzystych spowitej, Do strzechy złotą słomą okrytej, Bociana, co w gnieździe głośno klekoce, Dalekiego młyna, co cicho turkocze, Wrzosów, co słały, jakby lila morze, Pajęczyn cicho snujących w przestworze, Domu, gdzie chowano staropolskie cnoty I gdzie przeminął wiek dzieciństwa złoty, Do świata z mojej młodości zarania, Jakże tęskno mi Panie! (z nowo wydanego zbioru wierszy pt. Pieśni wileńskiej brzozy. Gdańsk 2003) nasz-czas Zofia Zdanowicz. Ulica Kalwaryjska.(отрывок) Wilno moje ojczyste! Miasto ty moje rodzinne! Błądzę dziś myślami po twych krętych uliczkach. Chociaż wiem o tym dobrze, że dzisiaj jesteś już inne... www.pogon.lt

странник: И я знаю, Что на том же месте Стоит Вильнюс. И может быть город Стал еще краше - Ведь он был отстроен заново. Но нет Литовского Иерусалима, И никогда больше не будет. Абба Ковнер (1918-1987) "Литовский Иерусалим. Краткий путеводитель по памятным местам еврейской истории и культуры в Вильнюсе" ЛИТУАНУС. Вильнюс. 1992 г.

Raja: С удовольствием прочитала и вам предлагаю почитать опубликованную в выпуске газеты «Обзор» № 840 статью нашего уважаемого автора «Этот город храним благодатью святынь», представляющую поэтический образ Вильнюса вчера и сегодня. Спасибо автору за подборку стихов и за рисунки!

странник: Случилось так - по Вильнюсу гулял, В далёкой молодости. Было ещё можно. Балтийской отчуждённости тогда ещё не знал, Знакомился я с девушками,кушали морожное... Бродили в Старом городе,потом на дискотеку, С парнями мы соревновалися в брейк-дансе,девчонкам на потеху. И понимали все друг друга с полуслова, Смеялись,радовались жизни,и мечтали - встретиться бы снова. Но очень скоро две цифры - 89, Нас разделили... Но память никуда не деть ведь, И вот уже со старыми друзьями По скайпу мы общаемся,и все мы знаем - Нет никаких границ Любви и Дружбе, И все мы состоим у Них на службе! Александр Горюшин

странник: Елена Шеремет (Вильнюс) Берёзки на ветру Трепещут робко ветви на ветру, Мелькают платья белые средь хвойных, С тоской глядят на зорьку поутру: Там родина - в лугах, полях привольных. Здеь тоже дом родной - среди озёр, Костёлов дивных, двориков старинных, И древний Вильнюс вовсе не позёр - Он из легенд и улочек любимых.

странник: Людмила Жёгелене (Вильнюс) Черный квадрат В прократуре новоселье - Чернеет "правельный" квадрат, привел народ он в изумленье - толь неожиданен наряд. Архитектура "ослепляет"! Бахвалясь формой навизны, Там казуистика вещает Искусство мысли кривизны.

странник: Виктор Райчев (Вильнюс) Профессору- бомжу Когда - то в прошлом я встречал тебя... Теперь небрит, потухши взором, В одежде наподобия трепбя И в шляпе - мятой и бесполой Смотрю, как ты копаешься в "дерьме", Ища там жалкие остатки Того, что стало памятью еде, Которой делишся по братски. ... Руки не подал. Гордый , жизни срам Несёшь достойно.Подлый камень В Иисуса не бросал,распятый сам: Клоака.Никому не нужен.Амен...

странник: Мария Зинкевич(Вильнюс) Сирень В Вильнюсе снова сирень расцвела, Белая, синяя,в цвет фиолета. Всюду она аромат разлила. Сколько в ней нежности, Сколько в ней света... Кружатся пчелы над ней напевая Светлые гимны нарядным цветам. Босыми пятками дети сверкая, Топают дружной ватагой к кустам.



полная версия страницы