Форум » Вильнюс в живописи » Стихи о Вильнюсе » Ответить

Стихи о Вильнюсе

странник: Евгений РЕЙН Балкон: ВИЛЬНА Все сменилось - и карта, и флаг, и вывеска, но, спросонья глянув в распахнутое окно, ты вполне утешаешься, в окружной панораме выискав те же шпили и купол, прибавленный к ним заодно. Казимир, Иоанн, Михаил, Кафедральный - вполне достаточно, чтоб отпущенных лет свысока не считать ни во что, и рукою махнув на "потеряно" и на "растрачено", различить благодушно всей жизни своей решето. Слава Богу, вот здесь, в этой комнате то же художество, недочитанный Пруст и дотла прогоревший камин, значит, время все терпит, и ты все готовишься рассказать, как попало, то, что знаешь на свете один. День пройдет сам собой, непременно коварно нашептывая: "Ничего, ничего, что ты маешься? Все впереди. Неужели не знаешь, до чего эта доля почетная? Время терпит, и ты погоди!..." * * * Прогуливаясь от Михаила до Анны, обходя костелы, кафе, пивные, припоминаешь и - постоянно - что-то еще, времена иные. То ли какое-то обещанье, так, полушепотом, где-то, что-то, то ли несбывшееся завещанье или ошибку среди расчета, то ли какую-то женщину в светлом и молодую соперницу в "хаки", слезы в гостинице перед рассветом, Овна и Деву - их зодиаки. Но до того это тяжко и смутно и до того не ложится в строку, что повторяешь ежеминутно: "Что же? Неужто? И слава Богу!" * * * Пранасу Моркусу Я был здесь лучше, был здесь, кажется, моложе - чужие города свидетельствуют строже. Поймавши небо в перископ костела, хотел бы я узнать: "За что же, Боже?" Идиотичность этого вопроса не так проста, как нынешняя проза, и кроме этого - я вопрошаю нечто похитроумнее, чем Кант или Спиноза. Еще не стерлись на проспекте плиты, и царствуют в июле те же липы, на паперти смиренно ждут валюты умеренные те же инвалиды. Вот стало облако шатром над головою, и, словно пред отметкой нулевою, я здесь стою один и повторяю: "Один, один, а как же эти двое?" Сбежали, точно призраки, как дети. Две-три минуты - и они на новом свете. Теперь вот дожидайся - вдруг вернутся, когда имеют что-то на примете. И ты, товарищ в куртке домотканой, ты нить прядешь, как шелкопряд непарный; ты что-то знаешь, но молчишь, и остается гадать, как по картинке календарной. Рассеян год. Но ведь осталось что-то. Нужны повадка и удача звездочета, чтобы узнать, когда опять планеты сойдутся и составят круг почета. И мы с тобой опишем половину дуги и заберемся на плотину - запруду времени, и взглядом повстречаем тех, кто навстречу нам спешит из карантина. Стихотворения М.: РИК Русанова, 1998. Обложка Юлии Завальной. ISBN 5-87414-114-6 128 с. (Книжная серия Журнала поэзии "Арион") Copyright © 1999 Рейн Евгений Борисович Публикация в Интернете © 1999 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго E-mail: info@vavilon.ru

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

странник: 57. Новелла Матвеева (Росия) Памяти Янины Дегутите Распахнувшая пурпур свой, Вновь болезненно сжала Лепестки с морозной росой Чаша розы. Держава, На багор навалясь, бросив рупор, Ту страну оттолкнула, Где до времени роза пурпур На ветру распахнула. Погляди! - Литва отплывает На отколотой льдине С тихой женщиной посередине, Той, каких не бывает! Её дело - стихов её свитки. Её имя - Янина. Скрип её заповедной калитки - Словно звон пианино! Погляди: под ноябрьскою тучей В океан, полагаясь на случай, Вильнюс мчит с ускореньем! Сообщая холодный, горючий, Водяной вкус - кореньям; Всем кореньям, куреньям, соленьям, Спящим в каждой квартире, (Дух крысиной кладовки с оленьим Силуэтом на сыре.) Дух невольничьих трюмов (где трюфли Не растут) - колоссален! Стенки трюмные влагой набухли… Но и льдины уж нет… Пересядем Под обноски снастей не поющих, Парусов не надутых… Мчат пловцы промеж бурь вопиющих В те края, где не ждут их. В неисправных бесправных просторах Ничего им не светит. Трюмных крыс, на предательство скорых, Там, как родичей, встретят. Но не нужен там ясень карминовый, Серых башен камень наследный; Там не надобны: ни соловьиный Саломеи напев, ни Янины Стих последний и хрип последний. 1990 и ноябрь, декабрь 2000

странник: СТИХИ О ВИЛЬНЮСЕ И ВИЛЬНЮССКИХ ПОЭТОВ (продолжение) 41.Иосиф Котляр Физик и лирик по Вильнюсу бродят тихо ступая по мостовой лужи с размахом перешагая споря с собой 42.Lena ELTLANG (Вильнюс) сладкой луковицей хрустнет купол павла и петра вот тогда мы выйдем смело будет дело а пока 43.Владимир Швейн В милом Вильнюсе … Мост через Вилейку, с кружевом перил. Где же тот замочек что любовь хранил? 44.Александр Городницкий Только наружу из дому выйдешь, сразу увидишь: Кончился идиш, кончился идиш, кончился идиш. В чешских Гратчанах, Вене и Вильно, Минске и Польше, - Там, где звучал он прежде обильно, нет его больше. 45.Ревекка Левитант Родословная Мой проводник, ты мне покажешь Вильнюс, которого я никогда не знала. Я в лабиринт его, как в омут кинусь, как все туристы, я начну с вокзала. 46.Ревекка Левитант Ужупис Мысленно снова я возвращаюсь в Заречье, там шепеляво звучит шелест его наречья. В окнах недвижны, как встарь, кошки, тюль и герани, тянется жизнь, как сон, за невидимой гранью. 47.Ревекка Левитант Вильнюс Заклятье протекающей реки на двуязычие в негромких водах. Ах, Вилия, тебя ли нарекли суровым Нерисом другого рода? 48.Ревекка Левитант Городу... У Рудницких ворот, на Стефанской в булыжниках улице суетились прохожие с давней повадкой сутулиться, воплощали до точки они дух и букву провинции, так с какой же мне стати мерещились сказочки с принцами. 49.Ревекка Левитант Поездка домой. Я вернулась сюда, в свой Вильнюс, удивительно белолицый, светлоглазый и светловолосый, столь медлительный, тихоголосый. 50.Бложе, Жлибинас,Тейшерските... "Daina Vilniui". Gėrimės Tavim kasdien iš naujo, Šlovinam Tave be paliovos. Tu jėgų pripildai mūsų kraują, Sostine Tarybų Lietuvos! 52. Юрий Левитанский Шла дорога к Тракаю, литовская осень была еще в самом начале, и в этом начале нас озера Тракая своим обручали кольцом, 53.Gałczyński Konstanty Ildefons Wilno, ulica Niemiecka Wilno, ulica Niemiecka, zdradziecka i zbójecka: Każesz dać sobie cytrynę, zawiną ci mandolinę. 54.Gałczyński Konstanty Ildefons Wileńskie imbroglio Dzwonnice krzywe? Możliwe. Dorożki dziwne? Zapewne. Wszystko jest takie niepewne... Pani pozwoli, że się kiwnę. 55.Сергей Шумилов Cны о Вильнюсе Ах, Литва моя ты – Вильнюс, Город старый и хмельной, Ты костёлами обильнюс И районом Лаздинай. 56.ALDU Prie pasakų miesto Aš lauksiu Prie Vilniaus, Prie pasakų miesto, Kur teka Neris Su žara. Aš lauksiu Prie Vilniaus, Vilnijančio Vilniaus, Tavęs, Mano meile Tyra. 57. Леонид Михелев( Германия) На скамейке у Вилейки На солнечной скамейке Сижу я у Вилейки, У самого подножья Горы, где три креста. Ах, реченька Вилейка, Меня ты пожалей-ка: Как быстрая водица Бегут мои года. 58. Новелла Матвеева (Росия) Памяти Янины Дегутите Погляди: под ноябрьскою тучей В океан, полагаясь на случай, Вильнюс мчит с ускореньем! Сообщая холодный, горючий, Водяной вкус - кореньям;

странник: 59. Владимир Британишски.(Польша) Наталья Астафьева, Владимир Британишский. Двуглас. [Стихи]. Двуязычное издание. М., «Прогресс-Плеяда», 2005. Виленские стихи Я люблю этот город и землю эту, Литву, и все города в ней, и костями погибших вскормленную траву, и надгробные камни. Я чужой человек, не живет здесь моя родня, что было, сплыло. Но все кажется мне: этот город встречает меня, будто блудного сына.


ž.august :): Саша Черный ВИЛЕНСКИЙ РЕБУС О, Рахиль, твоя походка Отдается в сердце четко... Голос твой — как голубь кроткий, Стан твой — тополь на горе, И глаза твои — маслины, Так глубоки, так невинны, Как... (нажал на все пружины — Нет сравненья в словаре!) Но жених твой... Гром и пушка! Ты и он — подумай, душка: Одуванчик и лягушка, Мотылек и вурдалак. Эти жесты и улыбки, Эти брючки, эти штрипки... Весь до дна, как клейстер, липкий — Мелкий маклер и пошляк. Но, дитя, всего смешнее, Что в придачу к Гименею Ты такому дуралею Триста тысяч хочешь дать... О, Рахиль, царица Вильны! Мысль и логика бессильны,— Этот дикий ребус стильный И Спинозе не понять. 1910

bebeka: misha_or Дорогой Миша! Мне необычайно приятно обнаружить этот форум, а тем более свои стихи здесь. Это какой-то невероятный подарок, сброшенный чуть ли не с небес. Мне очень любопытно, каким образом Вы нашли и разместили тут мои стихи. С огромной благодарностью и нижайшим поклоном, Ревекка Левитант

misha_or: Здравствуйте, Ревекка. Вас и Ваши стихи я нашёл на Национальном сервере современной поэзии Стихи.ру. С Вашими стихами я вернулся в свой город детства, прошёлся по родным местам. Мои чувства и воспоминания о Вильнюсе, где я не был скоро 16 лет, описаны Вами. И подумал, что Ваши стихи займут достойное место в рубрике "Cтихи о Вильнюсе". Спасибо Вам, и добро пожаловать на "Форум в Вильнюсе"!

странник: 61. А. Марченас «Ангел в забегаловке памяти» Зима темна. Сюда, похоже, вновь пожаловал ледник. Попозже выйдешь на Замковую в книжный – и увидишь себя в доисторической пивной: в советской «Вайве». Потому что спутал страну и дверь. А также времена смешал. И ты садишься в дальний угол, а там заблудший ангел (сатана?), он шепчет, тихо водку наливая: «Тут не отчизна – точка нулевая. Уменье предпочтительней ума…» «А дух? И грех? И лагерная стужа?» «Душесмешенье, удушенье, ужас – архипелаго аго агума!»

странник: 62.Георгий ЕФРЕМОВ Во время очередного путча Во время очередного путча под Вильнюсом, в августе, возле пяти я ехал просёлком, а сизая туча сопровождала меня в пути. Поздно: у самого переезда на фоне больших полевых работ стоит распахнутый «Форд–фиеста» и двое уложены на капот. Прапорщик приступил к осмотру и, видимо, закусил удила, – парню уже надавали в морду, а девушка только слезы лила. Путана, ундина или гитана, – её вовсю колотила дрожь, а пряжка на ремне капитана так сияла, как ломаный грош. Я вежливо пристроился рядом, губы скосил в улыбке: «Не дрейфь!» – и, получив по спине прикладом, остался невозмутим, как Фрейд. Мы парились в кровяном тумане, вдруг пролетел воронёный «Додж», а туча устала висеть над нами и пролила полновесный дождь. Вояки уехали в БТРе, под радиоскрежет: «Срочно в район!» А мы добрели до какой-то двери и целую ночь провели втроём. Она гитана или ундина, а я не видел подобных ласк, и туча, огромна и нелюдима, молчала и не отводила глаз. И дальше ни камешка, ни заноса: туча, душа, нагота, враньё, необыкновение – как заноза. Просто. А мертвенно без неё. Такого ни в матери, ни в отце нет, а я сберегу её среди смут, даже если меня оценят или если поймут.

странник: 63.Давид Самойлов Люблю тебя, Литва! Старинная вражда Остыла – и мечи давно добыча ржави. Нас повела одна неверная звезда И повелела жить в одной державе... ...встречу Лоретту на Филарету выкурю сигарету косью и кривью выплутаю на Кривю сплюну косточку рыбью кручей окольной выйду навстречу Мельничной и Поречью Полоцкой Колокольной там оконный огонь мой вот я и не перечу всему что за речью...

странник: 64.Илана Эссе (Вильнюс) "Запеленала ночь мой город в снег..." Запеленала ночь мой город в снег. У изголовья кинула сугробы. Куст под окном, что беззащитно блек, укрыла в белотканную утробу. Калачиком свернулась в облаках луна, пригрелась и проспала чудо: в свою обитель тихо, как монах, пришёл январь. Скулила вьюга...

странник: 65.Dimeroch (Вильнюс) где луна обитает Где луна обитает И где множество звёзд, Жить детишки мечтают, Отправляясь в полёт. На пушистых и белых Облаках полетать, С высоты Каунас, Вильнюс, Всю Литву повидать.

странник: 66.

странник: предыдущие стихи обнаружились в заклееном конверте на этой фотографии в мамином "архиве"

grey cardinal: Родной, любимый и великий… То о тебе, мой город древний… Таинственный и многоликий… Ты много повидал, наверно… Прекрасен ты и днём и ночью… Жаль, между нами расстоянья… Я по тебе скучаю очень… Но снова, снова «до свиданья»… Как тяжело мне, как несладко… Жить без тебя в краю далёком… И снова, снова шоколадкой… Крепясь, я заедаю горе… Косые улочки, костёлы, башни… В закатной дымке пламенеет Анна… И души вместе, как когда-то, наши… Появятся, исчезнут – всё в тумане… Ты знаешь, как тебя мне не хватает… Заполнил сердце ты моё тоскою… Но блеск воспоминаний не растает… Душа и мысли, чувства – всё с тобою… Но вот предчувствую я встречу… Лечу, лечу к тебе, мой город милый… И воздух, запах душу лечат… И снова, снова я счастливый… Как в первый раз, хмельная радость… Дождь, ветер, тучи, солнце, радуга, низина… И ничего другого в мире мне не надо… Я на краю Второго Иерусалима…

grey cardinal: Родной, любимый и великий… То о тебе, мой город древний… Таинственный и многоликий… Ты много повидал, наверно… Прекрасен ты и днём и ночью… Жаль, между нами расстоянья… Я по тебе скучаю очень… Но снова, снова «до свиданья»… Как тяжело мне, как несладко… Жить без тебя в краю далёком… И снова, снова шоколадкой… Крепясь, я заедаю горе… Косые улочки, костёлы, башни… В закатной дымке пламенеет Анна… И души вместе, как когда-то, наши… Появятся, исчезнут – всё в тумане… Ты знаешь, как тебя мне не хватает… Заполнил сердце ты моё тоскою… Но блеск воспоминаний не растает… Душа и мысли, чувства – всё с тобою… Но вот предчувствую я встречу… Лечу, лечу к тебе, мой город милый… И воздух, запах душу лечат… И снова, снова я счастливый… Как в первый раз, хмельная радость… Дождь, ветер, тучи, солнце, радуга, низина… И ничего другого в мире мне не надо… Я на краю Второго Иерусалима…

странник: !Спасибо, за стихи о нашем с Вами ГОРОДЕ...!!! У нас несколько минут назад пошел долгожданный дождь...

странник: 67. В.Т. Тракай Две круглых башни с облаками вровень, Прямые, как печатная строка. Тысячелетний камень цвета крови, Подъемный мост из почерневших бревен. В лесах Лифляндии повис гнездом вороньим Старинный замок рыцарей – Тракай. Где вы теперь, ловцы зверья и славы? Вот герб с чугунным кованым орлом, На стенах скорлупа доспехов ржавых, И меч двуручный, растянув удавом Свою длину, пригрелся под стеклом. А вы – ушли. Вам здесь не проскакать, Сгребая с конской шеи хлопья мыла. Остался только он – седой Тракай… На соснах, потерявших счет векам Смола подарком вечности застыла.

странник: 68/ Танина Татьяна (tanina) (МОСКВА) Случайному попутчику в поезде Вильнюс-Москва Улыбайтесь, молодой человек. Я внимаю вам с разинутым ртом. Время тает, как весной тает снег, И не важно что же будет потом. Что за поезд, что за взгляд, что за жест! Подавая нездоровый пример, Кто-то пьет, кто-то спит, кто-то ест, Наплевав на изящность манер. Долог путь, но так легко говорить И не стыдно вас касаться рукой. И смеяться так легко, и шутить Оттого, что вы мне слишком чужой. И позвякивал стакан на столе. И плясала на лице вашем тень. И шампанским в дорогом хрустале Разливался за окном новый день. А спустя всего какой-нибудь час В зыбком мире недосмотренных снов Ни крупинки не осталось от вас Кроме этих непонятных стихов.

странник: Игорь Тогунов Одиночество рифмы. Избранное Признание В Литве я не был. Мне Чюрлионис не рисовал этюды звуком, Хотя Сигнаторы едины были, Когда присутствовал я в зале незаметно. Великий Витаутас взгляд усталый Разгладив добродушною улыбкой И, сняв корону, не встречал меня. Смуглевич не дарил мне Мезалину С открытой грудью естества и страсти. По Via Baltica не шел я босоногий, Лит бережно ладонью согревая. С Княжной Барборой я не вел беседу И в Ботаническом саду Паланги Не рвал цветов и не вдыхал восторга От детскости природного ландшафта. Нет, не мое лицо герб древнего Тракая Несет в себе: я с детства светло-русый, И бороды с усами не носил. Но скулы схожи с обликом портрета. А вот с Мицкевичем знаком не понаслышке: Речь Посполита вместе нас связала, Мы с ним читали Катехизис Вильно, Станевичюс нас слушал, гладя кошку. Я Вильнус, Каунас и Клайпеду не трогал Прозрачным взглядом чувств несовершенных, Не прикасался теплотою пальцев К старинным Ратушам литовских городов. Я не сливался голосом с душою Национальных фестивалей песни. В День Траура и завтрашней Надежды Был вдалеке от всенародной скорби. В Литве я не был. Но Свободы Ангел Витает надо мной Со Дня Рожденья!

tryniti: Влад Швейн. Стародавней Вильне… По Большой Погулянке, До Троцкой спущусь, По Завальной пройду до Рудницкой. Островратной Мадоне, Перекрещусь, И «Свят Духа» мощам, Монастырским. Поклоклонюсь трем крестам, Забелевшим вдали, Освещающим город покоем. На горе у Вилии, Флаг над Башней хранит, Сны Литвы - «От моря до моря». Куполок «Параскевы», И «Аннушки» шпили, Пять веков ведут разговоры... Этот город храним, Благодатью святынь, И крестами церквей И костелов… 2007



полная версия страницы