Форум » Вильнюс в живописи » О Вильнюсе из книг 2 (Продолжение) » Ответить

О Вильнюсе из книг 2 (Продолжение)

Анатолий: В этой теме продолжаем помещать выдержки из произведений, в которых речь идет о Вильнюсе: событиях, происходивших в городе и людях, в нем живших или живущих. Историю всей Литвы охватывать не будем - это нам не под силу. И еще большая просьба ко всем - не будем касаться политики. На нашем сайте идет речь об истории. Начало темы "О Вильнюсе из книг 1"

Ответов - 26, стр: 1 2 All

странник: Эргали ГЕР Казюкас ....."Они выбрались в переулки Старого города и побрели наугад, вдыхая свежий, чуть приперченный угольной гарью запах талого снега. Когда-то Акимов любил в о д и т ь приезжих гостей: водил их якобы наугад хитроумно продуманными маршрутами, избегая мест поплоше, всех этих проплешин нового времени, произвольно нанизывая на проходняки дворцы, костелы, дворики - словно переписывал Старый город набело - но со временем маршрутные вензеля, рюшечки исхищрений, вся эта искусственная эстетизация наскучили ему и в жизни, и в прозе, он полюбил бродить бездумно, а в перестроенных "под старину" кварталах скучал по булыжному, пахучему, разноязыкому городу своего детства. - Эта улица, Антокольского, была совсем другой, и люди здесь жили совсем другие и по-другому, а теперь я никого и ничего здесь не знаю, кроме кабаков, - жаловался он, чувствуя, что слова летят и падают, как пташки на морозе, не долетая до слуха спутниц. - Все эти дворики были булыжные, черные, с водоколонками и мыльными лужами, а в подвалах, где теперь кабаки, хранили уголь. Такой, знаете, еврейско-польско-русский квартал. Дома стояли вперемежку с руинами, а на руины наползали пристройки, сараи, и всюду бегали дети, и жизнь была - одна на всех, как одеяло в бедной семье... Душевное было время. Строгое, но душевное. Он часами мог говорить о том городе - городе других людей и другой культуры, сгинувшем на его глазах бесследно, бесшумно, бесправно и планомерно, как и положено при социализме; городе, отданном на потребу власти - а власть медленно, как корова жвачку, переварила город и горожан на свой манер."..... источник; http://www.guelman.ru/slava/writers/ger2.htm

Юрий53: ... А потом Вильно, костел святого Станислава, золотые ризы епископа Андрея, корона в его руках, недовольное лицо Ядвиги, деланные улыбки Ягайлы, тысячи бояр - и они с Витовтом перед алтарем венчаются на княжение;... Константин Тарасов "Погоня на Грюнвальд". Исторический роман "Крок уперад" Государственная книжная палата БССР Минск 1991

ALDU: А. Мицкевич "Дзяды" http://pl.wikisource.org/wiki/Dziady_%28Mickiewicz%29


Юрий53: Первым сообщением в теме «Художники и скульпторы» является сообщение Миши_ор о художнике Владимирове Иване Алексеевиче. А я, перелистывая «Нумизматический альманах» №№ 1 и 2 за 2000 г., наткнулся на рассказ «Портной Шмуклер» (из воспоминаний художника И. Владимирова). Рассказ, по – моему, интересный. «Случилось так, что в ходе работы над атрибуцией акварельного рисунка из собраний Центрального музея им. В.И. Ленина (ныне филиала ГИМа), автор был вынужден знакомиться с материалами художника И.А. Владимирова, отложившимися в нескольких архивохранилищах С.-Петербурга. Среди других документов в поле внимания попал и рассказ художника, озаглавленный «Портной Шмуклер…». … Позже, завершив основную работу, автор, наконец, утвердился в мысли, что рассказ заслуживает того, чтобы его опубликовать. Хотя бы в силу только несомненной занимательности сюжета и общепознавательной ценности. … рассказ читался легко, его действие развивалось динамично, а авторское изложение отличалось простотой и безыскусностью. … В основе нашего рассказа , безусловно, лежит реальное событие, неординарность которого вполне способна была поразить воображение художника. … Рукописный текст рассказа хранится в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки. Авторская датировка отсутствует. В документации ОР НРБ указан 1902 г. и г. Вильно (очевидно, делавший запись архивист имел в виду время и место создания произведения), редакция рассказа отнесена к 1940 г. … Машинописная копия рассказа хранится в Научно-библиографическом архиве Российской Академии художеств. По ней он и воспроизводится без сверки с рукописным оригиналом». (Подготовка текста, вводная статья, послесловие и примечания М.Г.Николаева). Нумизматический альманах №№ 1, 2 2000 г. Свидетельство ПИ № 77 – 1078 от 04.11.99. Москва ул. Нарвская, д. 23, оф. 113. Тираж 700 экз. От себя: И.А. Владимиров записал рассказ отца, который преподавал русский язык и литературу в юнкерском училище. Текст рассказа в Интернете я не нашел. Обращаюсь за помощью к форумчанам. Исходные данные все выложил. Может, кто – нибудь найдет рассказ и даст на него ссылку. Если рассказ не отыщется, 1 декабря выложу его конспективно, отдельными абзацами, так, чтобы сохранить сюжетную линию. Не знаю, правильно ли я выбрал тему: журнал небольшого формата "Нумизматический альманах" вряд ли можно отнести к книгам. Анатолий поправит.

Юрий53: ПОРТНОЙ ШМУКЛЕР (из воспоминаний художника И. Владимирова). В городе Вильно есть Юнкерская улица (9). Она получила название от Юнкерского училища (10) – громадного желтого четырехэтажного каменного массива, возвышающегося над предместьем города Вильно – Лукишки (11). Население маленьких деревянных одноэтажных домиков на Юнкерской улице почти исключительно состояло из городской бедноты. … В одном из таких бедных, но чистеньких домиков с двумя окнами на улицу жила бедная еврейская семья портного, состоящая из отца – Моисея Соломоновича Шмуклера, его жены – Ривы, сына Яши 14 лет и двух красавиц дочерей – Сарры и Лии. … Среди начальства Юнкерского училища, находившегося в полусотне шагов от дома портного, а в особенности среди юнкеров училища Шмуклер прославился своим необыкновенным мастерством шить военные, парадные мундиры и рейтузы. Он приобрел себе доброе имя безукоризненной честностью, исполнительностью и мастерством работы. … Однажды к дверям домика Шмуклера подошел стройный юнкер выпускного класса Юрий Мезенцев, племянник генерала Мезенцева – адъютанта Скобелева… -Вот, что, хозяин, - обратился к нему юнкер, - получил я от дяди совсем новый генеральский мундир и брюки. И те, и другие для меня очень широки, их надо ушить и сделать мне фортовый мундирчик и рейтузы… - … Много работы. Это дорого стоит. - Сколько же?... - … девяносто рублей… - Да ты обалдел? Ухи наелся?! Ты ведь юнкерам шьешь шикарный мундир за 50 рублей… - Ну, … господин юнкер! Это за мундир из цельного материала… - А хорошо сошьешь? - Ну, господин юнкер, сошью как полковнику или генералу… Через два дня юнкер Мезенцев принес пакет с мундиром и рейтузами дяди. - Пиши договор, - сказал юнкер. - Мы так сошьем! Будете довольны. А договор писать не надо, я верю Вам на слово. За три дня до выпуска и парада все было готово. Форма вышла шикарно: мундир и рейтузы сидели превосходно. Заказчик был в восторге. На прощание он пожал мастеру руку и даже назвал его Моисеем Соломоновичем. Деньги он обещал принести в ближайшее время. Дни проходили за днями. Мезенцев не являлся. От его товарищей портной узнал, что поручик Мезенцев получил назначение на Кавказ… Вечером за ужином портной сообщил семье неприятную новость… В эту минуту скрипнула входная дверь и в первую комнату вошел новопроизведенный офицер Мезенцев… … я глубоко благодарен вам за вашу прекрасную работу, но к сожалению я не могу сейчас уплатить следуемые вам деньги… Я сделаю все, что смогу. Вот возьмите в виде залога этот выигрышный сторублевый билет, сказал офицер, протягивая билет дворянского банка. -Ай –ай, на что нам билет?!... - Ну, как хотите, - с досадой проговорил офицер, - я оставляю вам билет. Он безымянный и кто имеет его, может выиграть деньги, а если не выиграет, то вы получите за него сто рублей… Дней через пять к Шмуклеру зашел мой отец – преподаватель русского языка в юнкерском училище… Мойше Шмуклер поделился с отцом своей неприятной новостью… - Вы не беспокойтесь и не торопитесь, ваши деньги не потеряны… Я Мезенцева знаю, он ветреный человек, но хороший, честный. Он вас не обманул. – объяснил старику мой отец… Опасаясь воров, портной запрятал свои ценности под пол, а выигрышный билет намазал с обратной стороны столярным клеем и прилепил к двери во вторую комнату… Прошло два года. О Мезенцеве и наклеенном на двери выигрышном билете Шмуклер и его семья перестали вспоминать. (Окончание следует)

Юрий53: ПОРТНОЙ ШМУКЛЕР (окончание) …Яше пошел 17 год. Он окончил ремесленное училище и, увлекаясь музыкой, сумел прекрасно освоить игру на скрипке. На музыкальных вечерах он познакомился с сыном банковского чиновника Инфелицына Шурой. Вдвоем они разучивали музыкальные произведения Моцарта и Бетховена. Как – то однажды Шура зашел к Яше … Случайно он заметил выигрышный билет, наклеенный на дверь… Яша рассказал о происхождении билета, сообщив, что отец не знает, как его продать. Шура пообещал спросить в свою очередь у отца и записал номер и серию билета. Через два дня Шура пришел и с волнением в голосе заявил, что этот билет в прошлом году в тираже выигрышей выиграл 75 тысяч рублей… Папа! Мама! Идите сюда… Смотрите! – закричал Яша, - наш билет выиграл 75 тысяч рублей! - Что вы! Что вы, дети! Зачем насмешки делаете? – как – то рассеянно и с досадой произнес портной… … Билет надо предъявить в банк, там его осмотрят, пояснил Шура, и вероятно пошлют в Петербург для проверки… Все попытки Яши оторвать присохший билет от досок двери не удались… Три дня Яша возился, отмачивая его, но ничего не получалось. Шрифт на билете заметно тускнел, линял и, по – видимому, грозил совсем потерять четкость. Что мы будем делать с билетом? … Я придумал! – горячо проговорил Яша. – Мы снимем всю дверь с петель и понесем ее в банк… На следующий день яркое весеннее солнце озарило необычайную процессию. Из домика Шмуклера на Юнкерской улице вышли Моисей Соломонович с сыном Яшей, осторожно неся закрытую простыней дверь, а позади шли жена Рива с Саррой… По мере приближения к центру города группа превратилась в шумную массовую колонну из 100 – 150 человек… Энергичные действия полиции только усилили интерес публики и перед зданием банка вскоре уже стояли не меньше 500 человек… В одно мгновение ставшая знаменитой, грязная дверь портного Шмуклера, с выигрышным билетом, засиженным мухами, по парадной лестнице была внесена прямо в кабинет директора конторы… Главный кассир банка В.И. Инфелицын, осмотрев билет, авторитетно заявил директору, что этот билет дворянского банка, безусловно законный, и что на него действительно пал выигрыш в прошлогоднем тираже на сумму 75 тысяч рублей. - Но ведь его надо послать в Петербург для окончательного утверждения, в комиссию отдела Государственного дворянского банка. Не посылать же всю дверь… - Нам следует обратиться к нашему присяжному переплетчику Оскару Ивановичу, поручить ему … отклеить билет… Спустя два – три дня, в течение которых возле окон домика портного всегда стояли несколько человек, желавших поговорить с ним по «важному делу», к домику подъехал казенный экипаж с вооруженным банковским служащим. Этот служащий вызвал Шмуклера и увез с собой… - Все в порядке, проговорил директор. Недели через полторы мы вас вызовем для получения денег. Как – то к домику Шмуклера пришел генерал Горбатов – начальник юнкерского училища со своей женой и двумя дочерьми… Что же вы думаете делать с этими деньгами? – интересовался генерал… - Во – первых, Ваше превосходительство, часть я положу на проценты, часть раздам бедным, которые, как и я, совсем не ожидали их, в – третьих, израсходую так, чтобы дать сыну и дочерям высшее образование… Генерал рассказал, что офицер Мезенцев, расплатившийся счастливым билетом, на Кавказе женился на богатейшей княжне Дидиани… Ровно через 12 дней к Шмуклеру снова приехал из банка вооруженный охранник и увез портного в контору… Шмуклер подписал счет на получение 75 тысяч рублей сполна. Почти все деньги счастливый портной оставил на хранение в банке и взял на руки только 500 рублей… Рива подала мужу письмо от брата из Одессы, который еще не знал о счастии Шмуклера. Он писал, что в Одессе очень хорошая, дешевая жизнь и что там портные в большом спросе. Посоветовавшись с женой, Моисей решил ехать в Одессу. - На новом месте я буду спокойно работать, а здесь я положительно не смогу жить с моими деньгами… Как только тронулся поезд в Одессу, Моисей Соломонович, радостно вздохнув, весело сказал жене: - Довольно мне таких радостей богатства и счастья, без них мне было спокойней, радостней и счастливей жить.

сержгол: Александр Широкорад ''Русь и Литва'', Москва 2008 г. ...Формально все сыновья Гедемина были крещены и имели православные имена, так Наримант был Глебом, Ольгерд - Александром, Корьят - Михаилом и т.д. Немцы уже с XIV века стали называть Вильно "русским городом", а польские хронисты - ''столицей греческого (православного) отщепенства''. Большинство сыновей Гедимина женились на русских княжнах, а позже их потомки служили как польским королям, так и московским великим князьям. Так от Монвида пошли такие известные на Руси фамилии, как Хованские, Корецкие, Голицыны, Куракины, Булгаковы, Щенятевы. От Ольгерда пошли князья Чарторыжские, Несвижские, Трубецкие, Вишневецкие и другие... В 1340 г. войска Тевтонского ордена осадили замок Велона на правом берегу реки Неман на границе между Жмудью и Литвой. Немцы не смогли взять Велону штурмом и решили прибегнуть к правильной осаде. Для этого они построили рядом с Велоной два хорошо укрепленных замка. Великий князь Гедимин с войском прибыл для освобождения Велоны от тевтонской осады и в свою очередь осадил оба замка. Однако их гарнизоны имели огнестрельные орудия. Метким выстрелом из пушки Гедемин был убит. Сыновья отвезли тело князя в Вильну, где по древнелитовскому обычаю облачили в парадные одежды и сожгли на погребальном костре в Кривой долине Свинторога вместе с вооружением, любимым конем, слугой, частью добычи и тремя пленными немецкими рыцарями. Вопреки феодальному праву место Гедемина занял младший сын Евнут (в русских летописях Евнутий). По словам литовского летописца,старшие братья Ольгерд и Кейстут вступили в сговор, чтобы выгнать брата из Вильно. Однако Ольгерд, шедший из Витебска, не успел, и Кейстут один напал на Вильно и ворвался в город. Евнут бежал, но отморозил ноги и попал в плен... Когда Ольгерд пришел, Кейстут сказал ему: ''Тебе следует быть великим князем в Вильне, ты старший брат, а я с тобою буду жить заодно''. Ольгерд стал княжить в Вильно, а Евнуту дал Изяславль... По словам же московского летописца Ольгерд И Кейстут внезапно напали в Вильно на своих братьев Нариманта и Евнута. Наримант бежал в Орду, а Евнут - в Псков, оттуда в Новгород, из Новгорода в Москву к приемнику Ивана Калиты князю Симеону Гордому (1316-1353 гг.), в 1346г. был крещен и назван Иваном..."

сержгол: Из книги''Прибалтика'' Юрий Емельянов 2007г.Посвящение в студенты первокурсников Вильнюсского университета.1973г.

сержгол: Из книги ''Прибалтика ''Юрий Емельянов.2007г.Демонстрация в Вильно(Вильнюсе) во время похорон рабочих,убитых 16 октября 1905 года.

Brachka: Аналогичный снимок из БСЭ: Похороны демонстрантов. Иллюстрация из темы Литовская ССР

сержгол: Brachka А вот такой фотографии там нет. Из книги ''Прибалтика ''Юрий Емельянов 2007г.Вооруженный комсомольский отряд имени Карла Либкнехта.Вильнюс.1919г.

Brachka: сержгол, этой в БСЭ не видел, зато есть тут и на CD «Istorijos laboratorija»: Vilniaus komjaunuolių K.Libknechto vardo karinis būrys. Vilnius, 1917 m. Fot. A.Sgibnevas (с годом они там напутали).

Raja: Ю.Крашевский «Воспоминания Вильно (1830-1835)»: «Кафедральный костёл имеет то преимущество, что стоит на большой площади, которая позволяет видеть его целиком. Архитектура его греческая, классическая, простая и прекрасная, но делает его более похожим на пантеон, чем на старинный католический костел, и не сочетается со старой башней, стоящей тут же. Архитектор, высокого таланта которого не станем умалять, совершенно забыл, что, обновляя собор, необходимо было сохранить след древности нескольких сот лет, древности, составляющей его собственный характер, рисующей ощутимо его историю. То, что есть очень красивый костел, не возражаю, но костел, словно вчера основанный, при взгляде на фронтон которого скорее придет на мысль Греция, Париж, Италия, чем Ягелло и Литва. Может, хотел бы я некрасивый костел, но зримо старый, зримо наш собственный, на котором века оставили разные украшения, означая тем свое течение, хотел бы кусок закопченной стены, неправильного построения, но ягеллонского /.../ Такой собор говорил бы нам о прошлом, тогда как этот красивый, дорический пантеон ничего нам не говорит. Однако не следует во всем обвинять Гуцевича, архитектора талантливого, но которому недоставало чувства сути искусства, чувства красоты памяти». Цит. по: В.Брио «Поэзия и поэтика города», Москва, 2008, с. 62-63.

Raja: Микалоюс Воробьевас «Искусство Вильнюса»: «Шесть мощных, ровных колонн, выразительный фриз с триглифами и метопами; над ними – широкий треугольный фронтон – статичный, не устремленный ввысь... Кажется, будто этот фасад, приняв несколько театральную позу, декламирует какой-то героический монолог. Несмотря на искреннее стремление подражать величию классических образцов, эта архитектура весьма далека от наивной, полнокровной антики... все же она – декламация, хоть и говорящая строго убедительным тоном. Цит. по: В.Брио «Поэзия и поэтика города», Москва, 2008, с. 150.

Raja: ...Полина Венгерова в своих воспоминаниях о пребывании в Вильно в начале 1860-х годов: «...особенным великолепием отличалась «Остробрама» с порталом высокой архитектурной ценности. Никому, ни христианину, ни еврею, не разрешалось проходить через эти ворота с непокрытой головой... Большинство правоверных евреев избегали там появляться, хотя ворота находятся в центре города». Цит. по: В.Брио «Поэзия и поэтика города», Москва, 2008, с. 147. В.Брио: ... касается сложной проблемы. Если у христиан принято в определенных местах обнажать головы, то правоверные евреи не снимают головного убора нигде и ни при каких обстоятельствах, поскольку он символизирует признание над собой власти Всевышнего.

pika: Инесса Маковская МОЯ СЕСТРА ЕЛЕНА ЧУДАКОВА Вильнюс, TIAMATA, 2008 Несколько лет в Вильнюсе существовал интересный ритуал – летние прогулки по вечерам по центральной улице – проспекту Ленина (сейчас – Гядиминаса), на нашем жаргоне – Бродвей. Молодежь, люди солидного и даже преклонного возраста парами или группами вальяжно фланировали по улице сначала в одну, потом в другую сторону. Толпы нарядно одетых вильнюсцев устремлялись сюда, чтобы «на людей посмотреть и себя показать». И, действительно, раскланивались со знакомыми, внимательно разглядывали, кто с кем пришел, в чём одет, как выглядел, какой цвет волос, какая стрижка... /.../ Законодателями моды тогда становились герои популярных фильмов, и девушки мгновенно успевали перекрашиваться и стричься под новых героинь. /.../ У входа в Центральный универмаг (позже “Детский мир”, теперь магазин одежды “Žara”), напротив которого еще сохранился Центральный книжный магазин, аккуратные, модно одетые молодые люди, облокотившись или присев на черные чугунные цепи (теперь их заменили), ограждавшие тротуар от проезжей части, дожидались своих симпатий. Рядом, под часами, было излюбленное место свиданий. На таких прогулках можно было встретиться с кем угодно: родными, близкими, сослуживцами, приятелями, друзьями, нужными и ненужными людьми, обменяться книгами, пластинками, поделиться свежими новостями о любимых кумирах, о новых фильмах и театральных премьерах, о прославленных гастролерах и посплетничать о местных знаменитостях. Со временем к этим прогулкам добавился еше один ритуал – посещение Центрального гастронома, где на втором этаже, из специального кофейного аппарата (потрясающая новинка!), стали продавать кофе. Там же поставили несколько стоек. Помещение оказалось небольшим, и в тесноте приходилось выстаивать немало времени, тем не менее желающих испробовать тонизирующий напиток не уменьшалось. Позже, там же, на проспекте Ленина, в угловом здании, рядом с Центральным книжным магазином (теперь там “McDonald’s”) открылся великолепный кондитерский магазин “Svajonė”, где тоже можно было выпить кофе. /.../

ALDU: Друг из Москвы прислал скан фрагмента рассказа "Мраморные ступени" из сборника Э.Севелы "Легенды инвалидной улицы", АСТ Москва, Транзит книга, 2006. Спросил, что там на том месте. Я ему рассказал, фото выслал. Возник вопрос, когда описанные ступени были ликвидированы? Я на том месте помню только аптеку...

сержгол: Из книги Лаймы Лауцкайте "Вильнюсское искусство в начале XX века ", 2002г. На верхней фото слева - торжество в дворянском клубе, 1909г.; на верхнем фото справа - Лентварис, кафе "Ривера, 1907 г." На нижнем фото слева - плакат Виленского Ремесленно-Промышленного общества потребителей, 1904 г.

карлсон: А что там могло остаться. В советское время часть дворца занимало руководство Ковровой фабрики, а другую правление колхоза "Пяргале". Вы наверно уже просмотрели в теме о Лентварисе, как дворец выглядит сейчас.

SerBari: Вильнюс как форма духовной жизни



полная версия страницы